Приветствую Вас Гость!
Пятница, 22.03.2019, 05:49
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Категории раздела

газета Горняк [2]
Краснокаменск [32]
Недвижимость [41]
Мои статьи [68]
ппгхо [22]
Уран [67]
Консультации юристов [63]
Отдых [38]
Забайкалье [22]
Политика [8]
Финансы [26]
.

Информация

...

Хранение в облаке

Фотобанк Лори: продажа фотографий и иллюстраций

***

Поиск

Статистика

. Яндекс.Метрика .
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
.Бесплатное хранение ваших файлов на сервере Яндекс Диск

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Публикация Сергея Брезкуна, профессора Академии военных наук
Публикация от 16-04-2007 00:05

Средмаш умер? Да здравствует Средмаш!

Сергей Кириенко в одном из интервью заявлял: "Я убежден, что Росэнергоатом должен на 100% остаться государственным". И вот 19 февраля 2007 г. вступил в силу Федеральный закон №13-ФЗ от 05.02.07 г. "Об особенностях управления и распоряжения имуществом и акциями организаций, осуществляющих деятельность в области использования атомной энергии, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации". И этот факт, увы, порождает много вопросов и раздумий.

Вначале - о самом законе. Закон о ядерном оружии не принят по сей день. А вот закон о приватизации доходной части атомной отрасли был разработан за год и поспешно, насколько мне известно, без серьезной экспертизы, принят 19 января Госдумой сразу во втором и третьем чтении, 24 января одобрен Советом Федерации, 5 февраля утвержден президентом. Такую бы депутатам оперативность, да в части законодательного определения статуса ядерного оружейного комплекса!

При этом сам ключевой термин ФЗ - "атомный энергопромышленный комплекс" - вообще-то не очень корректен, поскольку сфера деятельности Минсредмаша СССР, Минатома РФ, Росатома РФ была и остается намного более широкой, чем атомная энергетика. Верно суть проблемы отражал бы, например, термин "атомный народнохозяйственный комплекс", или "ядерный мирный комплекс".

И эта мелкая деталь показательна, ибо анализ уже первых двух статей 13-ФЗ позволяет, по моему мнению, констатировать, по крайней мере, два обстоятельства:

1. Концептуальные подходы разработчиков закона противоречивы и по отношению к ЯОК - дискриминационны.

2. Общие принципы государственной политики в атомной сфере, определенные законом, не создают однозначной правовой базы для полноценного развития даже мирного сектора атомной отрасли и для выполнения объявленной президентом программы развития атомной энергетики России. А это опасно и для ЯОК.

В подтверждение сказанного обратимся к тексту 13-ФЗ.

В подпункте 1 пункта 3 статьи 1 определено, что "организации ядерного оружейного комплекса Российской Федерации не являются организациями атомного энергопромышленного комплекса". Собственно, это практически все, что могут узнать о своем будущем ядерные оружейники из текста 13-ФЗ. Но уже отсюда, на мой взгляд, можно сделать вывод о том, что перспективная судьба ядерного оружейного комплекса (ЯОК) - в отличие от атомного энергопромышленного комплекса (АЭПК) нынешнее руководство Росатома не очень-то волнует, ибо судьба ЯОК законодательно надлежащим образом не определена. Не странно ли это? И государственный ли это подход к делу?

Атомная отрасль включает в себя два основных сектора: оружейный и народнохозяйственный, - неразрывно взаимосвязанных общим специфическим источником энергии - делящимися материалами; рядом специфических научно-технических и производственных проблем, а также комплексно функционирующей отраслевой наукой на передовом мировом уровне; специфическим комплексом проблем ядерной и радиационной безопасности, а также физической защитой ядерных и других спецматериалов; профессиональным мировоззрением и управленческими подходами, для которых характерны комплексность, чувство особой ответственности и тщательность, в том числе - по отношению к проблемам ядерной безопасности. Последнее обстоятельство подчеркну отдельно. Высокую ответственность ядерщиков изначально формировали именно оружейные задачи, и именно они всегда были тем "теином в чае", который придавал деятельности Средмаша характер, присущий только ей. Показательно, что передача атомной энергетики из ведения Минсредмаша СССР в Минэнерго СССР запрограммировала Чернобыльскую катастрофу.

В принципе оба сектора и впредь должны развиваться в рамках восстановленного Министерства по атомной энергии, в состав которого входили бы два Федеральных агентства - по мирному использованию ядерной энергии и по ядерным вооружениям. Однако если даже допустить вариант их раздельного развития, процесс исходного разделения должен был бы прорабатываться параллельно и завершиться одновременной разработкой сразу двух федеральных законов: одного, определяющего судьбу и правовое положение АЭПК, и другого - аналогичного, для ЯОК. При этом оба законопроекта должны были быть взаимно увязаны, проходить все стадии рассмотрения и принятия в едином "пакете" при перекрестной ссылке один на другой в обоих законопроектах и, соответственно, законах. Однако (вопреки очевидному!) был разработан (при наличии ряда принципиальных прорех) закон лишь в части АЭПК. Второго "атомного слона" - ЯОК разработчики 13-ФЗ и "не приметили". Почему?

Но и перспективы АЭПК в 13-ФЗ определены тоже не очень-то, на мой взгляд, внятно. Так, статья 2 устанавливает, что "основными принципами государственной политики в области управления и распоряжения имуществом и акциями атомного энергопромышленного комплекса являются:

1) обеспечение приоритета устойчивой и безопасной деятельности организаций атомного энергопромышленного комплекса, в том числе соблюдение требований ядерной, радиационной, технической и пожарной безопасности, экологической безопасности и требований в области охраны окружающей среды, физической защиты ядерных установок, радиационных источников, ядерных материалов, радиоактивных веществ, пунктов хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, хранилищ радиоактивных отходов, а также сохранности и надлежащего использования указанных объектов;

2) обязательность осуществления организациями атомного энергопромышленного комплекса поставок продукции (выполнения работ, оказания услуг) для федеральных государственных нужд, в том числе для государственного запаса специального сырья и делящихся материалов;

3) обеспечение государственного контроля за организациями, осуществляющими деятельность в области использования атомной энергии;

4) обеспечение энергетической безопасности Российской Федерации;

5) обеспечение сохранения единого производственно-технологического комплекса организации, осуществляющей деятельность в области использования атомной энергии, в соответствии с его целевым назначением;

6) сохранение государственного регулирования ценообразования в отношении продукции (работ, услуг) оборонного назначения, производство которой осуществляется организациями атомного энергопромышленного комплекса;

7) создание условий для повышения конкурентоспособности продукции (работ, услуг) российских организаций, осуществляющих производственную и иную деятельность в области использования атомной энергии, на мировом рынке;

8) соблюдение международных обязательств и гарантий в области использования атомной энергии;

9) обеспечение защиты сведений, составляющих государственную тайну;

10) создание условий для обеспечения безубыточности, а также прибыльности функционирования организаций, осуществляющих деятельность в области использования атомной энергии".

Не приношу извинений читателю за длинное цитирование, ибо только так можно показать, что в выше приведенном полном тексте статьи 2 закона установлен даже принцип пожарной безопасности ядерных объектов (безусловно важный, но вполне очевидный), но отсутствует такой важнейший принцип, как "обеспечение устойчивого долговременного развития научно-технической и производственной базы АЭПК". Без обеспечения развития атомной науки и техники, без полноценного финансирования деятельности НИИ (в том числе и обеспечения их совместных исследований с оружейными ядерными НИИ) у атомной отрасли России вряд ли есть будущее. Тем не менее, в концептуальной статье 2 об этом речь не идет. Почему?

Ничего не говорится на сей счет и в остальных двадцати статьях 13-ФЗ. По сути, это закон, где подробно и детально указано, как акционировать и приватизировать уже имеющуюся, созданную усилиями всего общества ядерную энергетику и остальные доходные части атомной отрасли, а также - в определенной мере - как организовать "надлежащее использование указанных объектов". Однако в этом законе нет концептуальной базы развития. И расплывчатые, декларативные подпункты 4 и 7 статьи 2 положения не спасают.

Обращу особое внимание на очень осторожную и мало к чему обязывающую формулировку, использованную в подпункте 10 статьи 2: "создание условий для обеспечения безубыточности, а также прибыльности функционирования организаций..." вместо однозначного "обеспечение безубыточности..." и т.д. Вряд ли эта словесная эквилибристика случайна.

Самое же тревожное, по моему мнению, то, что в принципе 13-ФЗ не ставит жесткой преграды для хищнической, без обеспечения комплексного развития, эксплуатации доходной (в настоящее время) части атомной сферы на базе максимальной эксплуатации уже имеющихся производственных мощностей по добыче, переработке и производству спецматериалов и дорогостоящих металлов, а также по производству тепловыделяющих элементов и сборок и производству непосредственно электроэнергии.

Безусловно, 13-ФЗ не исключает в принципе и варианта конструктивного устойчивого развития мирной ядерной сферы, но отнюдь не постулирует его жестко и однозначно в адекватных правовых терминах и формулах. И тут опять хочется спросить: "Почему?". И зачем то, что сделано (пока на бумаге), сделано так, как сделано? Да, 16 марта на расширенном заседании коллегии Росатома первый вице-премьер Сергей Иванов прямо говорил о том, что ключевая задача сегодня - восстановление отраслевой науки. Так почему же в 13-ФЗ об этом ни слова?

Кроме того, открыт вопрос с ЯОК... И можно предполагать, что реорганизационные новации в ядерной оружейной работе на благо ей не пойдут. Увы, в отличие от оружейников США, смотрящих в будущее с уверенностью, у наших специалистов есть, на мой взгляд, основания для растерянности. А это уже, простите, не отраслевая проблема. ЯО России - гарант ее суверенитета. Оружейникам, правда, обещают некий то ли указ, то ли закон о ядерных центрах, но то, как сложилась текущая ситуация, вряд ли дает основания для энтузиазма.

Вскоре после назначения Сергея Кириенко на пост руководителя Федерального агентства по атомной энергии "ВПК" (№12-2006 год) опубликовал мою статью "Шанс для Сергея Кириенко?". Она заканчивалась так: "Будет ли жестко поставлен вопрос о новом Средмаше? О восстановлении атомного министерства и его последующем развитии как важнейшей и чисто государственной структуры, призванной дать России мир, мощь и новые научные и экономические возможности? Сергей Кириенко имеет шанс для этого... Воспользуется ли он им?".

И вот сейчас некие ответы на этот вопрос появляются. Еще в 2004 г., то есть после снижения статуса Минатома (при А. Румянцеве) до Росатома - Федерального агентства, в отраслевых изданиях как заклинание повторялось: "Единство отрасли сохранено". Этот же рефрен звучал и в интервью, в статьях и речах после назначения Сергея Кириенко. А в итоге - закон №13-ФЗ... В пояснительной записке к законопроекту, представленному в Государственную Думу осенью прошлого года, было сказано, что законопроектом "устанавливаются организационные и правовые особенности приватизации имущества государственных учреждений атомной отрасли... в качестве вклада в уставный капитал открытого акционерного общества "Росатомпром", 100% акций которого принадлежит Российской Федерации".

Но если в перспективе не предусматривается продажа части акций и если 100-процентный, но государственный характер собственности Росатома не предполагается изменять, то имеет ли смысл акционирование? Нужны средства? А Стабилизационный фонд на что? Еще не так давно Сергей Кириенко в одном из интервью заявлял: "Я убежден, что Росэнергоатом должен на 100% остаться государственным: Частные инвестиции сюда невозможны. Атомные объекты не могут быть предметом частной собственности". А зачем тогда разработан 13-ФЗ?

Предыстория его появления относится еще к временам министра Евгения Адамова, но тогда все закончилось ничем, ибо удалось доказать, что отечественная атомная отрасль сложилась так, что технологически неразделима на чисто гражданскую и чисто оборонную компоненты. Тогда же отмечалось, что реализация таких планов приведет к прогрессирующей деградации ядерного оружейного комплекса и одностороннему ядерному разоружению России со всеми вытекающими отсюда последствиями; что в экономическом отношении это грозит утратой государственных доходов от рентабельной и одной из ключевых компонент национальной экономики, что возможно быстрое ослабление фундаментального потенциала российской науки с угрозой ликвидации ряда ведущих наших научных институтов.

Рад был бы ошибиться, но хотелось бы в реальном масштабе времени предупредить, что все эти угрозы сейчас, по моему убеждению, лишь возрастут! И возникает опасность того, что акционирование и возможные распродажи привлекут к ядерной сфере интерес криминалитета, а это создаст комплексную угрозу безопасности общества и государства. И опять-таки при действии 13-ФЗ могут быстро обостриться проблемы ЯОК России. А вот Министерство энергетики США (заметим, что в Соединенных Штатах ядерную сферу контролирует Ми-ни-стер-ство!!!) полностью сохраняет свои ведущие позиции. В США реализуются планы реконфигурации ЯОК, предварительно тщательно проработанные всеми ветвями федеральной власти и рассчитанные на оптимизацию деятельности ядерной отрасли. И эти планы предполагают не разъединение, а новое комплексирование, новое строительство объектов и т.п.

То обстоятельство, что производство реакторов и электроэнергии на американских АЭС относится к частному сектору экономики, не может быть поводом для аналогичных действий в России, поскольку у нас топливный, ядерно-энергетический цикл, научные и экспериментальные работы по обеспечению ядерной энергетики и безопасности ядерной энергетики, а также многие оборонные и гражданские предприятия и организации традиционно были завязаны на единое функционирование в рамках государственной структуры. Объединяет их по сей день, как уже было сказано, и особая "средмашевская" ответственность. И это положение вряд ли изменяемо без катастрофических в перспективе последствий для России.

Казалось бы, вывод очевиден: необходимо как можно скорее восстановить Минатом России как единую комплексную отрасль под государственным управлением. А ее, напротив, законодательно уже почти расчленили. Но можно ли сделать это, не убив саму отрасль?

В июне 1994 г. вышел в свет специальный, посвященный Минатому РФ, выпуск журнала МИД РФ "Международная жизнь", где на обложке крупно значилось: "Атомщики России открываются стране и миру". В нем была опубликована статья первого министра РФ по атомной энергии Виктора Михайлова с характерным заголовком "Становая отрасль России". Министр писал: "В состав министерства входят десятки крупных научно-исследовательских и проектных институтов, сотни современных добывающих, перерабатывающих, машиностроительных и приборостроительных предприятий, предприятий атомно-энергетического комплекса, а также хорошо оснащенные технически и укомплектованные опытными работниками строительно-монтажные организации. В ведении Минатома России находятся все атомные станции на территории России, их проектирование, строительство, а после событий в Чернобыле - и эксплуатация. Отраслевая наука - это во многом основа и фундаментальной отечественной науки. Причем для наших научных центров характерна многопрофильность. В них ведутся широкие исследования и прикладные работы в области физики ядра, физики высоких энергий и сверхпроводимости, атомной энергетики, термоядерного синтеза, электроники, приборостроения и автоматизации, материаловедения, прогрессивных технологий и машиностроения. Даже самое краткое перечисление лишь некоторых наших достижений звучит, вне сомнения, эпохально: ядерное и термоядерное оружие, ядерная энергетика, мощнейшие ускорители элементарных частиц, космические и судовые энергетические установки, ледокольный атомный флот, металлургия и производство драгоценных и редкоземельных металлов, сверхчистые материалы и сплавы и т.д... Но, пожалуй, главным "золотом", добытым отечественными атомщиками за уже почти полвека своей работы, стали, во-первых, надежно обеспеченный национальный суверенитет и связанная с ним напрямую глобальная стабильность, а во-вторых - сам наш, некогда секретно знаменитый "Средмаш", наша отечественная ядерная индустрия и ее люди, без которых невозможны ни научный порыв, ни успехи, ни достижения - специалисты высокого технического уровня и технологической дисциплины".

Уж не знаю, знакомы ли с этой оценкой разработчики закона №13-ФЗ. И отдают ли они себе ясный отчет в том, что ключевое государственное значение атомной отрасли России определяется двумя обстоятельствами.

Во-первых, атомные предприятия и организации способны вести все виды деятельности, связанной с обеспечением ядерного оружейного статуса России: добычу и переработку природного урана и других ядерных материалов; обогащение урана до энергетических и оружейных концентраций; плутониевый цикл; расчетно-теоретические, проектно-конструкторские, экспериментальные, технологические оружейные работы, проведение ядерных испытаний; производство, воспроизводство ядерных зарядов и ядерных боеприпасов, авторский надзор за ними в процессе войсковой эксплуатации, их демонтаж и утилизацию. С учетом возрастания роли ядерного оружия для России обеспечение эффективного функционирования отрасли должно быть отнесено к государственным и общественным приоритетам высшей важности, став постоянным предметом внимания всех ветвей высшей государственной власти, и прежде всего президента РФ.

Во-вторых, создаваемая вначале как чисто оружейная атомная отрасль со временем расширила круг своих задач, включив в них, в частности, решение проблем ядерной энергетики - от производства ядерного топлива, энергетических реакторов и оборудования АЭС до обеспечения строительства и эксплуатации АЭС и производства электроэнергии; "атомный" экспорт и строительство АЭС за рубежом. Научное, инженерное и проектное обеспечение ядерной энергетики также относится к компетенции отрасли.

В условиях структурного кризиса российской экономики Минатом именно за счет своей комплексной природы продемонстрировал высокую устойчивость и сохранил себя как работоспособный организм. Поскольку необходимость усиления государственного регулирования экономики сейчас признается одним из условий преодоления экономического кризиса, воссоздание Минатома не только желательно, но и необходимо, а судьба Минатома не может быть предметом чьих-то групповых или местнических вожделений. Определение коренных тенденций в его развитии несомненно относится к абсолютной прерогативе высших федеральных властей, а сама атомная отрасль - общенациональное достояние. И утрата его тождественна во многом утрате государственных перспектив и самого национального суверенитета. Расчленение отрасли под видом ее реструктуризации может инициировать развитие процессов, означающих разрушение и гибель Российского государства.

Я глубоко убежден, что объективной общественной и государственной необходимости в изменении формы собственности атомных предприятий нет. И лишь сохранение атомной сферы в федеральной собственности без права продажи ее в той или иной форме в частные руки обеспечивает право многонационального народа России на использование в полной мере выгод - системных и материальных - от созданной усилиями нескольких поколений отечественной атомной отрасли.

В 2006 г. президент Владимир Путин поставил не только перед атомщиками, но фактически перед всем обществом крупную задачу форсированного развития атомной энергетики. Но если в результате задуманной реструктуризации вместо мобилизации усилий мы получим их распыление? Кто будет отвечать за это?

Безусловно, одно выступление Сергея Иванова на коллегии Росатома способно, казалось бы, опрокинуть все мои рассуждения. Но вот две цифры из этого выступления: до 2015 г. на развитие ядерной энергетики предполагается выделить из бюджета 674 миллиарда рублей, а с учетом привлечения инвестиций рассчитывают на 1,5 триллиона. Выходит, доля бюджета (то есть общества в целом) здесь - всего 45%?

Думаю, для поддержания эффективного ядерного статуса России и обеспечения ее внешней безопасности, для развития ядерной энергетики, а также для обеспечения ведущих позиций России в ряде наукоемких сфер деятельности человечества, необходимо все же иное... Надо в кратчайшие сроки, еще раз повторю, восстановить Министерство Российской Федерации по атомной энергии, включив в его состав два Федеральных агентства - по мирному использованию ядерной энергии и по ядерным вооружениям, и обеспечить последующее развитие Минатома РФ и его структурных звеньев как важнейшей и чисто государственной структуры, выполняющей двуединую задачу ведения государственной деятельности в сфере как мирного, так и оборонного использования атомной энергии.

Необходимо жесткое законодательное закрепление исключительно государственного федерального характера собственности для всех основных предприятий и организаций атомной промышленности, в частности в сфере:

  • ядерной оружейной деятельности;
  • всех видов атомного машиностроения и приборостроения;
  • проектирования, строительства и эксплуатации АЭС и оборудования АЭС;
  • добычи, переработки и обогащения уранового сырья и урана, а также добычи и производства сопутствующих металлов и специальных материалов;
  • производства топлива для АЭС;
  • производства электро- и тепловой энергии на АЭС;
  • научно-исследовательских и проектных работ в интересах атомной промышленности, науки и техники;
  • фундаментальных научных исследований.

Я понимаю, насколько маловероятно то, что данная статья возымеет хоть какой-то практический результат - слишком сильно раскручен уже механизм реформ, а вступление в силу 13-ФЗ делает ситуацию почти необратимой. Но я, пусть кто-то и отнесет меня к идеалистам, все же верю в будущее России и в здравый смысл соотечественников, в том числе и лиц, принимающих решения. Думаю, как минимум надо отсрочить практические действия по 13-ФЗ и гласно взвесить все еще раз с учетом проблем ЯОК. В последние годы мне часто приходилось слышать, в том числе и с высоких трибун, что без ядерного оружия нет и России. Но ведь без эффективно, в интересах всего общества функционирующей ядерной сферы России не будет и ядерного оружия России.

Движимый тревогой, думаю, небезосновательной, я и написал эту статью и боюсь, что момент истины наступает не только для атомной отрасли страны, но и для страны, потом и кровью поколений создавшей эту отрасль. Если мои опасения всего лишь в перспективе ближайших трех-четырех лет окажутся пустыми страхами, я первый вздохну с облегчением. Но, заканчивая эту статью, я мучительно, раз за разом задаю себе вопрос: "Если я ошибаюсь - слава Богу! А что если - нет? Что ждет нас тогда?". Отношение государства, общества и самих атомщиков к судьбе Средмаша и станет, пожалуй, оселком для проверки готовности России к уже близким вызовам века.

Сергей Брезкун, профессор Академии военных наук



Источник: http://daily.sec.ru/dailypblshow.cfm?rid=43&pid=17638&&q=%EE%F2%F0%E0%F1%EB%E8
Категория: Мои статьи | Добавил: solo122 (12.03.2009)
Просмотров: 618 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]